Гештальт-методы в условиях психиатрического стационара: Поиск внутренних ценностей.
15.02.2015
Тема: «Депрессия и тревога», «Уверенность в себе», «Психологам»

Гештальт-методы в условиях психиатрического стационара: Поиск внутренних ценностей.

sharСтатья посвящена достаточно острой и провокационной теме: «Поиск внутренних ценностей пациентами острого отделения психиатрического стационара. Автор учит своих пациентов находить внутренние ценности и опираться на них, бнаходясь в крайне непростой жизненной ситуации.

Работая психотерапевтом в условиях острого отделения психиатрического стационара, часто приходится сталкиваться с недостатком воли и неустойчивостью мотивации психотических и пограничных пациентов. Их все пугает, новизна отталкивает, заставляет прятаться обратно в раковину. Ощущается необходимость в постепенной и медленной работе и в большом количестве времени для установления доверительных и стойких отношений, которую трудно реализовать в условиях ограниченного времени пребывания в отделении острой терапии. Работа с внутренними ресурсами и формирование положительного самоощущения может существенно продвинуть терапевтический процесс. Например, это может быть поиск внутренних ценностей. Зачастую эти ценности подвергаются сильнейшей девальвации, беспощадно обесцениваются. Совместный поиск того, за что человек себя ценит, что в себе уважает, создает ресурсную базу, на которую можно опираться в дальнейшей работе.

 

«Совместный поиск того, за что человек себя ценит, что в себе уважает, создает ресурсную базу, на которую можно опираться в дальнейшей работе.»

 

Важно вынести вовне и любым удобным способом «опредметить» эти ценности. Их можно написать на доске, обозначить любыми оказавшимися под рукой предметами, например, разноцветными карандашами, игрушками, камешками, бусинками, клубочками ниток и т.п. Очень важно поддержать найденные ценности, сказать, что это действительно достойно уважения и не позволять обесценивать. Из предметов, обозначающих ценности, можно сложить фигуру, нарядить ёлку, нарисовать картину и т.д.

 

 «Их все пугает, новизна отталкивает, заставляет прятаться обратно в раковину.»

 

Пример: пациентка М., 56лет, 2 года назад вышла на пенсию, стала злоупотреблять алкоголем. Госпитализирована из-за суицидальных высказываний на почве алкогольного опьянения.

М: Ну что во мне важного? Что я такого делаю? Да ничего! Ну убираюсь, в магазин хожу, все это делают.

Психолог: Ну как все, я знаю многих здесь, в отделении, кто на это не способен.

А: Ну да (смеется). Ну дочка придет с работы, поест хоть.

П: Так что, получается, вы обеспечиваете быт дочери, чтобы она могла спокойно работать, чтобы не перегружалась?

А: Ну да, она очень устает, она молодец, много зарабатывает, ответственная у нее работа.

П: А у вас? Ведь если бы не вы, возможно, ей бы было гораздо сложнее всего этого добиться? Снимите с нашей елочки какую-нибудь игрушку, которая бы обозначала что вы - заботливая домохозяйка.

В ходе этой работы выяснилось, что пациентка заботливая хозяйка трех домашних питомцев, отличная дачница, участница народных движений в интернете и многое другое. На каждое свое качество она снимала с елки игрушку и получилась ощутимая горка красивых ярких елочных украшений, которых хватило бы чтобы нарядить небольшую елочку. Приходилось ответственно и аргументировано поддерживать пациентку в поисках того, за что она может себя ценить, иногда предлагать ей что-то, расспрашивать, удерживать от обесценивания.

 

«Работа с внутренними ресурсами и формирование положительного самоощущения может существенно продвинуть терапевтический процесс.»

 

Нарушения и трудности границ на межличностном уровне более заметны, т.к. выражаются непосредственно в поведении. Изучение под влиянием психоанализа семей шизофреников в 1950-х и1960-х годах показало, что психотический ребенок получал скрытые послания, подразумевающие, что он не является отдельной личностью, а продолжением кого - то другого, что приводит к глубокому сомнению психотической личности в своем праве на существование в качестве отдельной личности. Сложности с границами хорошо видны в рисунках пациентов. На одном из занятий по арт-терапии была предложена тема сада, который является метафорой некоторого внутреннего пространства личности. Характерной чертой рисунков пациентов было то, что почти во всех случаях сад не был ограничен даже символическим забором. Расспросы о том, где заканчивается сад и как понять где его граница, как он защищен от нежеланных гостей, казались пациентам неважными, они удивлялись и говорили, что не задумывались об этом. По инструкции, перед тем, как нарисовать сад, произносится фраза: «Вы давно не были в своем саду. Посмотрите, что тут без вас изменилось, и приступайте к работе, наведите порядок». Затем, в обсуждении рисунков, выяснялось, что большинство участников ничего не сделали.

 

«М: Ну что во мне важного? Что я такого делаю? Да ничего! Ну убираюсь, в магазин хожу, все это делают.

Психолог: Я знаю многих здесь, в отделении, кто на это не способен.»

 

Неспособность или нежелание что-то делать в своем саду, навести там порядок, демонстрирует снижение активности, столь характерное для наших пациентов. Стратегией работы с нарушенными границами может стать исследование особенностей этой функции у конкретного человека. При наличии хорошего терапевтического альянса и высокой мотивации, возможно применение техник, исследующих отношения, в которых границы нарушались наиболее часто. Гештальт-терапия, являясь терапией контактом, предполагает исследование особенностей взаимоотношений терапевта и клиента, возникающих в терапии. Очень часто можно наблюдать, как пациент очень быстро, буквально при первом разговоре, затрагивает самые болезненные и травмирующие факты своей биографии. Например, сразу после знакомства и пары фраз, может следовать высказывание о пережитом насилии или других травмирующих событиях. В такой ситуации важно аккуратно просить больше о себе заботиться и прислушаться к внутренним ощущениям, комфортно ли так сильно открываться психологу, которого еще мало знаешь. Клиент-терапевтические отношения должны стать моделью здоровых межличностных отношений, в которых границы личности не подвергаются опасности, отношениями, в которых терапевт демонстрирует и обучает как заботливо и уважительно относиться к собе и окружающим.

Психотерапевтическая и психокоррекционная работа с пациентами зачастую может казаться бесполезной и бессмысленной в силу нестойкости результатов и крайне медленной скорости наступления изменений. Тем не менее, нужно помнить, что польза и результат проводимых мероприятий доказаны тысячами успешных случаев реабилитации. Подводя итог, хочется поддержать всех специалистов, работающих в сфере психиатрии и привести слова древнеримской пословицы, доставшейся нам от Овидея: "Gutta cavat lapidem",  "Капля камень точит"!

 

AnokhАнохина Виктория Викторовна,

Россия, Москва, клинический психолог, ПБ№1 имени Н.А. Алексеева

 

 

studia-prakticheskoy-psihologii psВозможно Вам будет интересно почитать: Клинический психолог.